helimen (helimen) wrote,
helimen
helimen

«ЧЕРНЫЙ» МАРТ

Из Архива
 
         Сегодня много говорят о безопасности полетов. Обсуждают, анализируют, пытаются рассматривать под разными углами. Попробуем и мы взглянуть на аварийность вертолетов через призму... одного месяца, марта. Вы спросите, почему марта? Март — всему начало, начало времяисчисления и начало года, начало весны - предвестник лета и удачное время для начала войны... Кстати, 19 марта прошел очередной лунный перигей (или «суперлуние»), когда спутник приблизился к Земле на минимальное расстояние, грозя природными катаклизмами... 
         В марте 2011 года было все и возвращение вертолетов после «зимней спячки», и природные катаклизмы, и война в Ливии, и глупые потери. Март стал отражением всех сторон жизни современного, многоликого вертолетного хозяйства. И хотя год еще не закончился, «марсов» месяц успел стать «черным» для всего мира вертолетов. 
          Итак, за 31 день/ночь марта в мире вертолетов произошло 62 происшествия с вертолетами (по два в сутки). Чудовищный итог. Для сравнения, в январе происшествий было — 32, в феврале — 37.
            В боевых действиях в Ливии от рук повстанцев и ударов авиации НАТО страдали «наши» двадцатьчетверки: 6 марта Ми-24 сбит в районе залива Сирт, 26 марта еще два Ми-35 уничтожены ударами авиации НАТО на авиабазе близ города Мисурата.   
         Международный женский день не стал днем «без опасности» полетов. 8 марта пострадали сразу четыре вертолета:  Hughes 369D, R22, AS350B2 и SA341G (погиб 1 чел.).   
         Цунами в Японии «унесло» 11 вертолетов: 10 марта - 4 UH-60J на авиабазе японских сил самообороны Матсушима и 11 марта -  SA315B, 2 AS350B, 2 AS355F2, ВК117B-1 и AS365N2. Всего за 11-е марта мир разом потерял 9 вертолетов.
         24 марта стал «черным» для вертолетов Bell. Список впечатляет: Bell206L-3, 205A1, OH58D, 206B2 и 206L-4.
         Россия «отличилась» двумя происшествиями: 13 марта сгорел Ми-8 RA-24436 «Аэро Гео» и 19 марта сгорел Ка-26 RA-24313. Кстати, 19 марта в Корее во время борьбы с огнем погиб польский W-3A «Сокол».   
         Оказалось, что от мартовских бед никто не застрахован, ни маленькие, ни большие. Среди самых маленьких пострадали: 15 марта Rotorway Talon N602RW и 19 марта Exec 162F. Среди тяжелых в списке аварийности отметились военные: 2 марта из вертолета AS532 французских ВВС выпал человек, 11 марта взрыв на борту Ми-8МТ перуанских ВВС и 17 марта CH-53E корпуса морской пехоты США «наломал дров» на земле (погиб 1 чел.). Среди вертолетов по количеству происшествий в марте лидировали самые массовые  Robinson-ы — 11, в том числе 7 R44 и 4 R22, не отстал Bell - 7 B206 плюс один B407 и Eurocopter, где только в семействе «белок»: AS350/355/550 – 7.
         Вертолеты теряли обороты, падали, ломали стойки шасси, били лопастями по препятствиям и горели. Беречь нужно вертушки. Но больше, чем вертолеты, беречь нужно тех, кто на борту. При внимательном рассмотрении мартовская аварийность показала, что во всех случаях были шансы на спасение. Нужно лишь сделать «несколько шагов к спасению». В такие мгновения никто не поможет. «Помоги себе сам»!          
         Вместо заключения. К сожалению, здесь нет налета по типам и производителям вертолетов, поэтому сравнительные оценки аварийности получаются достаточно грубые. И, тем не менее, в целом, главный вывод, который сделало вертолетное сообщество, потери — недопустимо высокие. Не нужно «посыпать голову пеплом» и не нужно кричать на каждом углу, «наши вертолеты самые лучшие». Нужно предпринимать и принимать любые усилия, направленные на снижение аварийности в любой точке планеты. Если во благо безопасности полетов пришло время менять основополагающие правила организации мирового вертолетного хозяйства, значит нужно менять...   
        


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments