?

Log in

No account? Create an account

helimen


Вертолетные заметки Евгения Матвеева


Previous Entry Share Flag Next Entry
КАПОТАЖ «ОХОТНИКА»
helimen
f6.gif
Капотаж (фр. capotage) – опрокидывание на переднюю часть или переворачивание на спину (через «нос»)…

Всю вторую половину апреля вертолетное сообщество активно обсуждало катастрофу боевого вертолета Ми-28Н в Сирии, акцентируя особое внимание на гибели экипажа. В ходе разработки много слов было сказано о высокой живучести «Ночного охотника», однако на деле не все так безоблачно. За все время существования программы произошло пять серьезных авиационных происшествий (АП). Из них, три – завершились катастрофой (более половины – «первый звонок»). На четыре потерянных вертолета приходится 4 погибших. При условии 2 членов в экипаже, погибает каждый второй, оказавшийся в АП («второй звонок»). Для сравнения, за время войны во Вьетнаме соотношение потерянных американских вертолетов и погибших пилотов 3 к 1. Если обратить внимание, в трех случаях из пяти АП вертолеты переворачивались («третий звонок»). Только в одном случае в перевернувшемся вертолете никто не пострадал (произошло на висении). Как только появляется поступательная скорость (200-250 км/ч), гибнут экипажи. Трое погибли при переворачивании вертолета, еще один – от удара лопастью несущего винта, практически без поступательной скорости. Переднее расположение основных стоек шасси при высоких скоростях полета у земли привели к появлению нового для вертолетов явлению – капотированию. Рассматривая старые фотографии аварий зарождающейся авиации, кажется, что капотировал каждый второй самолет. Если обратитесь к любому поисковику, обнаружите, что капотирование связано исключительно с самолетами, о вертолетах речи не идет. Капотирование может возникнуть при резком торможении или наезде передними колесами самолета на препятствие при близком расположении центра тяжести к относительно высокой стойке (стойкам шасси)…
Во время боевых действий в Афганистане при аварийных посадках (падениях) с поступательной скоростью вертолеты достаточно часто ломали передние стойки (Ми-8) и «ползли на брюхе» (Ми-24) не переворачиваясь (случаи переворачивания были крайне редки). В тоже время новые вертолетные технологии спасения экипажа строятся на защите от падения сверху-вниз. От «удара снизу» экипаж защищен целым набором средств: амортизаторы, безопасно сминаемая конструкция, аварийный сброс дверей, отстрел консолей, надувные трапы… Все рассчитано на то, что вертолет не перевернется. Защита от «удара сверху» (в случае переворота) – существенно слабее. Необходимо менять сложившуюся психологию полетов на малых высотах на высоких скоростях и обеспечения выживаемости. Когда сегодня проблема выживаемости выходит на новый уровень, возникает вопрос, кому нужен «бронированный монстр», который давит собой экипаж?
Здесь несколько слов нужно сказать про «королевские гонки» (скорости вертолетов и спортивных болидов соизмеримы – около 300 км/ч). При упоминании формулы F1 в памяти сразу «всплывают» кадры недавней «жуткой» аварии Алонсо. Машина – вдребезги, Фернандо вышел из «кабины» самостоятельно. После гибели легендарного Айртона Сенны были изменены стандарты обеспечения выживаемости пилота (капсула безопасности, защита шейных позвонков, шлем, специальный комбинезон…). Результаты не заставили себя долго ждать. Здесь есть, что взять на заметку вертолетостроителям…
Уровень живучести современного боевого винтокрыла предельно понятен: «вертолет «в хлам» – экипаж жив»!

Вместо заключения.
Материал был уже готов, когда после завершения первомайских праздников СМИ сообщили, что «ПРИЧИНОЙ КРУШЕНИЯ МИ-28 В СИРИИ СТАЛА ОШИБКА ПИЛОТОВ».
Наш комментарий: Подавляющее количество всех аварий и катастроф военных и гражданских вертолетов происходит из-за потери пространственного положения. Потеря пространственного положения – это не ошибка пилота, это беда пилота. Это итог организации и качества представляемой экипажу информации об окружающей обстановке…