helimen (helimen) wrote,
helimen
helimen

МОЙ АФГАН

afro5+

ПОДРЫВ

Было это в далеком Афганистане более двух десятков лет назад. Очередная – внеочередная операция. Хост. Поганое место по тем временам. Операция получилась очень тяжелая. Потери, вынужденные посадки, активное противодействие, пуски ПЗРК, многочисленные боевые повреждения, отказы… На второй или третий день, когда интенсивность пошла на спад и мы работали в «обычном» режиме, вдруг поступает команда дежурной паре на взлет. «Подрыв!»

Работы на стоянке было много, о паре напомнил спокойный голос командира экипажа: «На четвертом срочно нужна «таблетка» (санитарная машина). Жизнь меня научила: чем спокойнее голос, тем серьезнее ситуация. Значит, беда. Бегу! В неразберихе его посадили в конец полосы. «Санитарки» нет и в помине. Винт еще вращается, подбегаю к вертолету и не открываю, а «отрываю» дверь. От увиденной картины все оцепенело. Прямо на полу грузовой кабины лежал десантник – тело без рук и без ног. И кажется, еще дымилось. Дышит. Он жив! Вместо действий в голове какие-то глупые вопросы. Почему он в берете? И зачем на тельняшке ярко-красный военный билет?

Из оцепенения вывел страшный крик: «Где санитарка?!» Дальше все было на автомате. Из ближайшего вертолета выдергиваю заправочный пистолет автомобиля-топливозаправщика и подгоняю машину вплотную к вертолету. Укол обезболивающего. На куске брезента переносим мальчишку в кабину. В ТЗ-7,5, где двигатель расположен внутри кабины, положили парня на крышку двигателя. Садимся вместе с водителем в автомобиль и выскакиваем на ВПП. И по ней, по матушке, напрямки к КДП. В воздухе вертолеты, на земле вертолеты, на полосе вертолеты, кругом вертолеты. И мы с тоннами керосина лавируем между ними. Один мальчишка за рулем, другой – на капоте, а я держу его всем телом, чтобы ни он не упал, ни его военный билет. У КДП на нас набросились: куда прете? А я на них! Казалось, в тот момент за этого парня могу порвать. В голове был полный подрыв…

Каждой весной с первыми лучами солнца в госпитале Бурденко в хирургическом отделении (самый дальний корпус, что в конце аллеи) происходит одна и та же божественная церемония: молоденькие санитарки бережно вывозят коляски молоденьких солдат-инвалидов (кто без рук, кто без ног) на улицу, погреться. И те и другие, не знаю, кто больше, радуются солнцу, как дети. Искалеченная и тем не менее молодость берет свое. Проходя мимо, невольно ускоряю шаг, не могу выдержать взгляды лиц, посеченных глубокими черными точками – следами подрывов.

Сегодня, когда меня прижимают к «теплой стенке» и кажется, что отступать уже некуда, вспоминаю того парня. И в памяти каждый раз отчетливо всплывает красная книжица, настолько новая, что страницы еще не слежались и корочки не прилегали, топорщились, словно приглашая – загляни. Не заглянул... До сих пор не знаю ни фамилии, ни имени, ни судьбы мальчишки-десантника из-под Хоста.

Tags: афганистан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments