helimen (helimen) wrote,
helimen
helimen

Category:

«МОЙ НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ»

afro5+

Случайно или неслучайно натолкнулся в интернете на этот материал, написанный мною о хорошем Человеке несколько лет назад. Не смог удержаться и не повторить в «Вертолетных заметках». Повторяю…

«Моим научным руководителем был Константин Михайлович Шпилев. Знаменитый на все ВВС СССР начальник первой кафедры первого факультета известной на весь мир Академии и просто инженер со Средней Азии.

Вертолеты, которые никогда не считались большой авиации. И, тем не менее, умудренный опытом, генерал-майор ВВИА им. Н.Е. Жуковского взялся руководить выпускником Рижского ВВАИУ им. Я.Алксниса.

Не просто складывались наши взаимоотношения. При первой встрече сказал, как отрезал: «прежде, чем поступать в адъюнктуру, наберитесь опыта эксплуатации». Очень обидно было….

Спустя много лет, когда уже никто не хотел меня брать, сам вызвался стать моим научным руководителем. Каким я его увидел в начале 1990-х?

Наглаженные брюки, упирающиеся широкими лампасами в начищенные до блеска ботинки, генеральская рубаха с манящими погонами, высоченный лоб и совершено белая голова. Но больше всего меня поразили глаза. Удивительно добрые, умные и чуть ироничные.

В работе мы были единомышленниками и антиподами одновременно. Страшная смесь энергичной мудрости и не менее энергичной глупости. Он видел за горизонтом моего зрения. Знал такое, что никто не знал. И называл это «что-то» любимым словом «навар». После эмоционального появления очередной идеи, которая мне казалась находкой, Константин Михайлович меня спрашивал, а где «навар»? И тут моя находка превращалась «в пух и прах».

Научная кухня – это особое место. Здесь главное качество руководителя, на мой взгляд, заключается в том, чтобы не только знать, где «навар», но и как его получить.

В силу молодости и неопытности, я постоянно с ним спорил. Наши горячие дискуссии продолжались чесами и веселили всю кафедру. Но в этих спорах, Константин Михайлович сумел найти тайную ручку и открыть передо мной дверь в новый мир научных познаний. Научил ориентироваться, анализировать и раскрывать внутренние пружины и механизм происходящих процессов, сопротивляться и, главное, добиваться поставленных целей. Я уже и не вспомню тем наших споров, но никогда не забуду, кто дал свободу плавания в этой сложнейшей инженерно-авиационной профессии. Быть может, кому-то эти строки покажутся слишком восторженными. Ничего подобного. Спустя много лет в любой дискуссии я вспоминаю этот ироничный взгляд умных карих глаз и немой вопрос, где «навар-то», заставляет вновь и вновь искать ответ.

С Константином Михайловичем было интересно и легко. Легкий на подъем. Легкий - в научном поиске. Он бескорыстно дарил эту удивительную свободу мысли и осязаемость результата, которые так необходимы не только в научной жизни. И если мне удалось, хоть что-то сделать, в этом заслуга моего руководителя. Значит не зря, он сначала прогнал меня, а затем взял в ученики. Учеником начальника кафедры быть почетно и ответственно. Это урок на всю жизнь, который всегда с тобой. Не могу сказать, что я был отличным адъюнктом. Годы, проведенные на стоянке, сделали свое дело. С появлением опыта, «убежала» математика. Но я не мог ударить в грязь лицом. Сам Шпилев К.М. – мой научный руководитель. Искал. Читал. Зубрил. Казалось, что «терпение и труд все перетрут». Но что-то не удавалось, не хватало. Не мог найти изюминку. Это сейчас понимаю, что кандидатская диссертация – это не рычаг, который должен перевернуть весь мир, а умение работать. Но тогда мне казалось, что мир рушится. Константин Михайлович пришел на помощь незаметно, мягко и совсем естественно. Казалось, что это я сам нашел решение, сам добился.

Шпилев прошел сложный и трудный путь инженера, преподавателя, ученого, организатора, но главная заслуга, как теперь говорят, стал основоположником. Есть такое понятие – основоположник научной школы. К.М.Шпилев сумел собрать школу инженерно – авиационной мысли, которая совершила качественный скачок с поршневой авиации на реактивную, стратегическую, и заняла достойное место в мире. Сегодня, когда принято ругать все, что было, приходит понимание, теряем что-то очень важное. Мы теряем родителей нашей инженерно – авиационной службы. Как в обычной жизни, когда нужно учиться жить без родителей, в авиации – учусь жить без своего научного руководителя. Иногда кажется, что так не хватает этих ироничных глаз»...

Tags: руководитель, шпилев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments