?

Log in

No account? Create an account

helimen


Вертолетные заметки Евгения Матвеева


Previous Entry Share Next Entry
О «ДАЛОВЕРАХ» И ШТЫКАХ-ВЕРТОЛЕТАХ
я
helimen
afro31

«Даловеры» – далекие от вертолетов

В этом году 50-я, юбилейная выставка Paris Air Show превзошла самые высокие ожидания. Восторженным отзывам и репортажам нет конца. Однако среди этого информационного буйства так и не нашел ни одного серьезного, умного, спокойного вертолетного анализа или обзора. СМИ твердят, «российское вертолетостроение на подъеме». Но кроме «премьеры» Ка-52, первый полет которого состоялся в далеком 1997 г., и поговорить было не о чем. К сожалению, о наших вертушках пишут со слов исключительно разработчиков, а не эксплуатантов, люди далекие от вертолетов («даловеры»). Слов много, а сути нет.

А суть, на мой взгляд, такова, боевые вертолеты давно превратились в оружие ближнего боя. Пока мы готовились к уничтожению полчищ бронированных целей (танков и БТР), вертолеты заняли новую нишу борьбы с мобильными группами вплоть до отдельных террористов. Вертолет начала 21 века – это штык. Штык, который должен колоть избирательно, точно, «смертельно», а не демонстрировать воздушные пируэты. Вот уже два десятка лет Ка-50/52 – занимается демонстрацией. Фортеля «Акулы» и «Аллигатора» привлекательны десятков тысяч зрителей, но не для бойца с РПГ. Вертолет должен стрелять со всех видов вооружения стрелкового, пушечного, ракетного (неуправляемого и управляемого) и поражать цели. Дагестан, Чечня, Ирак, Афганистан Ливия, Сирия, … реально работают Ми-8/17 и Ми-24/35. И работают в ближнем бою. Настоящие штыки. А Парижское Air Show – это ШОУ с демонстрациями, PR – акциями, шампанским и т.д. и т.п. После того как «растает» дым от цветных файеров, выяснится: исправность – «ниже плинтуса», поражение целей – «0» (когда дело «доходит до дела», ни одна мишень не поражена). Стрелять не можем. «Колоть» нечем. Боевые вертолеты должны ежедневно, в любую погоду, на поле боя и полигонах подтверждать свое предназначение. А пока «даловеры» занимаются ПР-акциями, боевые вертолеты пополняют «калашный ряд» и спорят за место в таблице демонстрационных полетов.

Несколько замечаний. Во-1х, об «интригах, которые постоянно плетутся вокруг наших вертолетов». «Апачи», «Ястребы», «Чинуки», «Кайовы» и даже «Оспри» давно и много реально воюют (не на шоу) и поражают цели. Справедливости ради, нужно признать, что в разряд целей попадают и мирные жители, и журналисты, и даже дети (не все так безоблачно и однозначно). И, тем не менее, еще несколько лет назад в конце улицы «Авиаконструктора Миля», где расположен летно-испытательный комплекс фирмы «Камова», зеваки толпами сидели на заборах и часами «глазели» на вертушки. Сегодня на заборе ни одного человека. Почему? Да потому, что вертолеты были настоящими, а не выставочными. Вертолетная общественность устала от сладких слов «даловеров». Пришло время делом, а не пируэтами доказывать превосходство. Тогда «интриганы» всех мастей полезут на заборы и будут «подглядывать». А пока «подглядывать» и интриговать незачем.

Во-2х, о новой моде подписания контрактов: «Сначала на экспорт, а затем для себя». Мы уже получили серьезные дефекты и отказы, недовольство заказчиков и даже возвращение вертолетов. Прежде чем рваться за рубеж, вертолет должен «научиться» летать и стрелять, «колоть» и поражать цели дома. Не ровен час вернут. За примерами далеко ходить не нужно.                                      

В-3х, затянувшееся противостояние Ми-28 и Ка-50/52 перешло на новый виток – противостояние модернизаций. В «стоянии» никакая модернизация не поможет. Нам нужны совершенно иные российские вертушки-штыки. Пришло время новых боевых вертолетов, способных «колоть» в любом месте в любое время. И дело далеко не в скоростях, а в реальной работе по реальным целям. Время диктует необходимость нового боевого вертолета с новой идеологией и новой организацией разработки, производства, эксплуатации и ремонта. Старыми методами новый вертолет не разработать, не построить и, тем более, не использовать по назначению. "Винтокрылые штыки" должны летать и стрелять, стрелять и поражать цели, а не воображение.