?

Log in

No account? Create an account

helimen


Вертолетные заметки Евгения Матвеева


Previous Entry Share Next Entry
ВЫСОТА ПРЕДЕЛЬНО МАЛАЯ – ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗАПРЕДЕЛЬНО ВЫСОКАЯ
helimen
 

 

13 июля 2010 года (действительно «13» – несчастливое число в авиации) в Дагестане в печально известном сегодня на весь мир Ботлихе произошла авария транспортно-боевого вертолета Ми-24, известного под названием  «Крокодил». По разным источникам, «Крокодил» на предельно малой высоте (ПМВ) зацепился лопастями несущего винта за кроны деревьев (склон горы), упал и сгорел. Экипаж успел покинуть обломки, был подобран и эвакуирован другим вертолетом…       

 

 

Полеты на ПВМ – наиболее захватывающий дух этап полета, но и самый сложный, с точки зрения пилотирования. Интернет забит кадрами вертолетов (ВО105, «Апачи», «Тигры», «Кобры», «Газели», Ми-24, Ми-8, Ми-2), которые носятся по дорогам, просекам и рекам на запредельно малых высотах ниже крон деревьев, ниже бортов грузовиков и окон автобусов, ниже проводов ЛЭП, прямо по головам. Во время нашей войны в Афганистане  в отдельных районах, где пустыня – ровная, как «стол», особо лихие командиры вертолетов катили переднее колесо (Ми-8МТ) или «скользили» станцией наведения (на Ми-24В/П стойки шасси убираются) прямо по песку. Были единичные случаи когда, оператор даже отказывался летать с «сумасшедшим» командиром.   

 

Июльская авария Ми-24 в очередной раз продемонстрировала высокую выживаемость советских вертушек. Вертолет – «железяка», сгорел и сгорел, главное, что люди живы! Однако разговор о грузе ответственности. Так уж конструктивно устроен Ми-24, что размещение экипажа следующее: в передней кабине сидит летчик-оператор, а в задней – командир вертолета. По существу, в случае падения (подрыва и т.п.) летчик-оператор первым встречает удар, но никак не может себя защитить. Кстати, подобное расположение только на наших вертолетах Ми-24 и Ми-28. На «Кобрах», «Апачах» и «Тиграх», командир сидит впереди, а стрелок – сзади.   По существу, оператор – заложник своего командира. В том же Афгане у нас был случай, когда на предельной малой высоте «двадцатьчетверка» зацепилась за бархан. Оператор и бортовой техник погибли (бортовые техники тогда еще летали). Командир сильно поломался, но остался жить. Жить с грузом «200» на душе. Конечно, «после драки» легко осуждать, защищать, давать советы, но как жить с этим чудовищным грузом ответственности, знал только он один!

Члены экипажа доверяют своему командиру, самое дорогое, что у них есть – свою жизнь. Командир в свою очередь в ответе за свой экипаж перед всем миром. Прижимаясь в очередной раз к земле, вспомните о тех, кто в передней кабине и тех, кто ждет их на земле.

 

Высота – предельно малая, ответственность – запредельно высокая!