November 22nd, 2021

К ДНЮ РОЖДЕНИЯ МИЛЯ


Долгое время корабль под названием «Вертолетостроение» плыл по течению, пока не «наскочил на мель». Появившаяся из ниоткуда управляющая компания поставила перед собой цель самоутверждения за счет подавления Разработчика. Однако одним махом перешибить мирового лидера, «МВЗ им. М.Л. Миля», не удалось. Потребовалась смена целого ряда команд управленцев (кто сегодня вспомнит бывших «рулевых») и несколько лет реформирования. В итоге мы получили «драму в трех актах».

Замалчивание. На первом этапе была реализована тактика «замалчивания» роли нашего разработчика вертолетов «Ми». Полистайте вертолетные новости за последнее десятилетие. Вы не найдете упоминание МВЗ. На фотографиях с бортов вертолетов исчез красавец логотип, на котором несущий винт, «накрывает» земной шар. На конференциях, форумах, семинарах не видно и не слышно главного идеолога – генерального конструктора вертолетов. Управляющая компания есть, производители есть, а разработчика нет! Что можно было ожидать, если организацию разработчика возглавляет – исполнительный директор, а производителя – управляющий директор. Почувствуйте разницу: «исполняю» или «управляю». И многие поверили, что разработчик не нужен, расчеты и методики не нужны, опытное производство не нужно, испытательные комплексы не нужны. Мы «сами с лопастями»!

Объединение. На втором этапе управленцы придумали объединить «Миля» и «Камова». Не только погасить долги одного за счет другого и породить очередную когорту чиновников от вертолетостроения, но и смешать две самостоятельные и самодостаточные культуры разработки и проектирования. Две в одном под крышей НЦВ привело к торможению проектов. Потуги беспрерывного реформирования в виде бесконечных переездов и переименований, внедрения системы поручений, раздаваемых помощниками и секретаршами без авиационного образования, или настенных «картинок-раскрасок» контроля качества ничего, кроме улыбки, не вызывают. Кивание на лидеров мирового вертолетостроения не работает (на западе объединение пошло не по горизонтали, а по вертикали).

И наконец, третий – размывание. Чтобы окончательно завершить процесс, стартовало создание филиалов КБ. По сути, это «размазывание» функций разработчика из единого центра по заводам-производителям («Роствертол», «КВЗ»…) и разработчикам модификаций – ремзаводам (НАРЗ…) и эксплуатантам (ПАНХ…). Сторонники передачи функций ссылаются на необходимость ускорения процессов. К сожалению, на деле уровень проектирования новоиспеченных разработчиков оказался существенно ниже. В результате, Разработчик вынужден переделывать, перепроектировать, что нисколько не ускорило, а напротив, затормозило. Более того, огромный парк с бесчисленными модификациями требует «единого хозяина». А «у семи нянек дитя» всегда «без глазу», что для безопасности полетов не допустимо. Тогда зачем это дублирование?!
Вертолет сложнее, чем самолет, с точки зрения конструкции, вопросов управления, вибраций, шума, аварийности… Целый клубок проблем, требующих глубочайших знаний, грамотной систематизации опыта эксплуатации разрозненных (единичных) бортов, особой культуры и преданности делу вертолетостроения.
Очередная реорганизация привела к неизбежному сокращению рабочих мест разработчика, к оттоку кадров и нашествию менеджеров. Увольняются носители бесценных знаний и опыта. Из-за ухода классных специалистов, мы теряем новое поколение конструкторов, которое не появится. Вместе с конструкторскими кадрами уходят технологи опытного производства, работники экспериментально-испытательного комплекса. Закономерный итог – уничтожение культуры проектирования.

Вместо заключения.
Еще недавно мировой лидер «Миль» по реализации потенциальных возможностей ни на йоту не уступал самому «Сикорскому». Сегодня у Sikorsky летают перспективные винтокрылы следующего поколения…
К сожалению, мнение Михаила Леонтьевича, мы не узнаем… 

США. ПЕРСПЕКТИВЫ ВОЕННЫХ ВИНТОКРЫЛОВ


В середине октября в Вашингтоне, округ Колумбия, прошел ежегодный форум армейской авиации AUSA. Весь мир внимательно следит за ходом программы США винтокрылых летательных аппаратов Future Vertical Lift (FVL). FVL находится на пути к тому, чтобы к 2030 году выдать на вооружение два аппарата новой конструкции.
1. Future Long Range Assault Aircraft (FLRAA), предназначенный для замены Sikorsky UH-60 Black Hawk, в настоящее время находится на этапе выбора источника.
2. Future Attack and Reconnaissance Aircraft (FARA), два конкурирующих прототипа разведывательно-боевого вертолета Bell Invictus 360 и Sikorsky Raider X2, находятся в стадии строительства.
Collapse )