June 3rd, 2012

АФГАН СТАНОВИТСЯ БЛИЖЕ



В апреле на Новосибирском авиаремонтном заводе (НАРЗ) стартовала подготовка  первой партии из 10 афганских бортовых и наземных техников вертолетов. Курс рассчитан на 90 суток и включает теоретические и практические занятия по техническому обслуживанию двигателей, вооружения, авионики, приборного, радио и электрооборудования. В течение двух лет курсы должны пройти около 30 афганских техников. В процессе обучения принимают участие переводчики на дари. Выбор НАРЗ объясним, предприятие   давно и плодотворно специализируется на всех типах милевских вертушек: Ми-8/17, Ми-24/25/35 и Ми-26. Обучение афганцев стало возможным благодаря созданию специального фонда Совета Россия-НАТО. Расходы на подготовку оцениваются в 23 млн. долларов. В финансировании проекта, кроме России и США,  принимают участие Германия, Дания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Турция, Чешская Республика и Хорватия. Цель обучения – возрождение афганских ВВС и повышение эффективности использования вертолетного парка. В настоящее время  афганские ВВС насчитывают 36 Ми-17 и 8 Ми-35.

Несмотря на то, что два-три десятка техников – «капля в море», подготовка афганцев, несомненно, позитивный шаг, способствующий распространению российских вертолетных технологий и укреплению наших позиций в регионе. Обучение сближает. Как и три десятка лет назад, когда мы учили черноглазых, вихрастых, жадных до знаний афганских мальчишек эксплуатировать наши вертолеты, невидимые ниточки связывали нас. Все возвращается на круги своя. Афган вновь становится ближе.    

ПОЦЕЛУЙ В СЕРДЦЕ



На перекрестке загорелся красный. Мы подъехали практически одновременно. Я – посторонился. Он – огромный блестящий, двухколесный. Шум даже на малом газу глушил любую возможность подумать. Думать запрещалось. Разрешалось лишь смотреть. Удивительно, но из всего увиденного  заполнились только заднее колесо, на котором можно было спать – шире дивана и большой красный фонарь в форме сердца вместо номерного знака.  Не помню, когда включился зеленый. Увидел лишь привычное движение. Он – включил первую. С места ушел мгновенно. Из оцепенения вывел душе разрывающий рев. Дорога была пустынная и прямая. Но как не пытался удержаться, «красное сердце» лавируя, уходило все дальше и дальше в ночную мглу, пока не превратилось в красную точку. Поднял ногу с газа. Вспомнилась старая история. Несколько лет назад был у меня сосед. Сосед, как сосед, через два подъезда. У него – здоровенный белобрысый восточно-европеец, у меня – черная, немецкая «стерва». По вечерам мы выгуливали наших собак. Пока собаки играли, разговаривали ни о чем. Бывший военный, пенсионер, единственный сын – свет в окне. Однажды вместо отца пришел  Он. Собаки привычно тянулись друг к другу, так я и познакомился со «свет в оконце». Известный музыкант, оказался простым мальчишкой, затянутым в кожу. Страстный любитель мотоциклов, бредил музыкой и быстрой ездой. Пока мы шли и разговаривали, все время ловил себя на мысли, что он не со мной, не здесь, не на земле. Бывает такое ощущение, когда  разговариваешь с летчиком и понимаешь, что если не остановится, погибнет. Человек уходит не вдруг. Сначала ощущение и лишь потом действия. Попытался поговорить с отцом, не получилось. Он души не чаял, единственное расстраивало, что сын не женат. О трагедии узнал после возвращения из отпуска. Сын разбился. Умер отец. Овчарка отказалась жить… «Сердце» уносилось все дальше и дальше, разрывая мглу. Из приемника доносился домашний голос Макаревича про «перекресток семи дорог». Кажется, что каждый из нас выбирает свою дорогу. НО, прежде чем человек приходит в этот мир, бог целует каждого из нас. Кого в макушку, кого в пяточку, а кого в сердце. Поцелуй в самое сердце! Зачем? Чтобы нести этот огонь  сквозь ночную мглу. Должен же кто-то разрывать мглу. Хотел сказать отцу, не успел.