July 11th, 2010

КОЛЕСА В ВОЗДУХЕ!

Каждый год подвожу свои вертолетные итоги. В этот раз должен отказаться от традиционного «сценария». Каким был год еще ни раз и ни два наши «дримеры» расскажут и покажут «светлое вертолетное будущее». Для  меня этот год – год памяти, точнее, долг памяти. Долг, который невозможно ни вернуть, ни забыть. Память, о которой не возможно ни говорить, ни писать без кома в горле и слез на глазах. Десять лет назад в Дагестане погиб Юра Наумов – частичка нашей жизни. Герой России, кавалер  пяти орденов, подполковник,  вертолетчик Юрий Михайлович Наумов.

Как быстро летит время. Четверть века назад из Афгана вернулась вторая вертолетная эскадрилья: Грудинкин (погиб), Садохин (погиб), Сурцуков, Коршунов, Шевченко, Наумов… Что ни фамилия – Герой (кстати, тогда в каждом полку армейской была своя опаленная афганским солнцем «панджшерская» эскадрилья). Как будто это было вчера. Магдагачи. Зима. Мороз под тридцать. Стоянка вертолетов. Яркое солнце слепит зайчиками, которые отражаются от крутых бортов красавиц-«восьмерок». Футбол. Летчики против технарей. Наумов – на воротах. Открываюсь. Получаю мяч. Сзади уже накрывают. В последний момент пытаюсь найти щелочку между мощной борцовской Юркиной фигурой и штангой. Удар. Куча мала на снегу. Смех. Извини, Юра… Быть рядом – это подарок судьбы. Когда мы в унтах, зимних куртках и ползунах гоняли мяч по стоянке, еще не знали, что ждет впереди: очередная афганская жара и песок на зубах, всепожирающее чрево чернобыльского реактора, бесконечные высокогорные ущелья и перевалы Чечни, когда движки уже не тянут, и потери, потери друзей…

Низкий поклон женам. Хочется всегда помнить молодых, красивых, приехавших   вслед за мужьями на край света. Через все дыры прошли. Могоча. Нерчинск. Средне-Белая. Обор. И Магдагачи, где все иначе. Даже на 8 марта  колготки примерзают к коленкам, а в подъездах – каток и пар одновременно, как в бане зимой, в квартирах без тепла и без света – сплошь обогреватели и керосинки, на рынке – молоко, как лед, продается плошками, мука – наволочками, а шампанское – ящиками…   Только благодаря этим милым созданиям мужья не спились и не отступили перед погаными ДШК и ЗГУ, которые прошивали вертолеты на сквозь, как дуршлаг, с отверстиями размером с кулак. А они садились и садились на горные пятаки и забирали и тащили израненных мальчишек домой.  

В чем разница между войной в Афганистане и Чечне. Если Афганистан дарил нам вертолетчиков народных Героев, о которых помнили, то Чечня забирала Героев, о которых тут же забывали. В топку чеченской войны были брошены лучшие. 10 лет назад погибли Герои России и СССР Наумов (9 августа 1999г.),  Майданов (29 января 2000г.)… и ни слова за год. Как быстро научились забывать. Забыли Юру Наумова, Колю Майданова. Все забыли. Забыли про вертолетный «Курск» на Ханкале, забыли как бесконечно передавали вертолетную в СВ и обратно в ВВС, убеждая, что это самый лучший выход. Забыли про бессмысленные катастрофы  в Афганистане, Непале, Либерии, про контрафакт и винты «двойники». Сделали вид, что не помним катастроф Ка-50 Воробьева и южнокорейского Ансата, аварий Ми-28 и Ка-226…  

Полеты – не футбол, когда нужно поскорее забыть про сегодняшнее поражение, чтобы завтра играть на победу. Авиация не терпит забывчивых. Очередная катастрофа – это хорошо забытая авария. Любая забытая мелочь оборачивается большой трагедией. И тут никакие награды «За выдающийся вклад» не помогут. Только память. Вспомним о них. И помолчим. По секунде – за год. Всего 10 секунд, которые разделяют жизнь и смерть (вертолет на предельной малой от столкновения с землей), и нужно найти силы не предать и протянуть руку помощи.  

О Грудинкиных, Садохиных, Майдановых, Наумовых… мы будем помнить всегда. Помнить, пока живы, пока дышим. Пока винты вращаются, они будут с нами. С Новым годом! Третий тост – стоя, не чокаясь, за тех, кто уже никогда не дернет «шаг подмышку» и не закричит от безграничной радости: «Колеса в воздухе»!


Танцы с "Тиграми"

Непрекращающиеся боевые действия в Афганистане вынуждают вновь и вновь возвращаться к вертолетной теме. Начало нового года, года Тигра, ознаменовалось очередным всплеском внимания к боевым вертолетам. Откройте любой англоязычный авиационный журнал - везде винтокрылые монстры. Со страниц журналов, телевизионных экранов и сайтов смотрят "Апачи", "Тигры", "Мангусты", "Линксы", ощетинившиеся своими пушками, ракетами, прицелами и головками наведения. Сумасшедшие по красоте фотографии. Чего стоит "Тигр" в лучах заходящего афганского солнца перед вылетом на боевое задание - "картина Репина". Сравните снимки из Чечни: грязные, зачуханые, смертельно уставшие вертушки и прямая противоположность: афганские, такие бодренькие, порой хулиганистые и блестящие. Удивительно, как фотографы умудряются делать такие фотографии, даже не фотографии, а рекламные композиции. Описание комплексов авионики поражает любое воображение: оборудование вертолетов шагнуло настолько далеко, что позволяет "видеть невидимое". Противник не спрячется за углом, ему не поможет никакое укрытие, ни покров ночи. Умная техника найдет его всегда и везде...

Сегодня реклама боевых вертолетов переместилась с аэродромов и аэрошоу в полевые лагеря и места боевых действий. Журналисты и редакторы ведущих западных вертолетных изданий уже давно стали своими на бетонке в Кабуле, Кандагаре, Баграме. Один за другим на общественное сознание выливаются репортажи о "подвигах", в которых рассказывают, как тяжело работать в кабине вертолета: жара, пыль. Забыли, как тысячи советских вертолетчиков с песком на зубах работали нисколько не хуже в таких же, если не худших условиях. Кстати, ни один из западных журналов или ТВ-каналов не показывает и не рассказывает о работе русских вертолетчиков, словно и нет их в Афганистане. Это не наш экипаж Валерия Лихачева вытащил Chinook?! У президента США нашлись слова благодарности, а СМИ хвалят только своих, не зная меры. Почему? Ответ найдете в доходах на душу населения одних и в заработной плате других. И станет ясно, чьи вертушки будут "таскать каштаны из огня".

Причина очередной рекламной компании проста - кризис настолько сильно ударил по вертолетной отрасли, что даже лидер мирового вертолетостроения должен признать: единственное спасение - государственный заказ. А государственный заказ нужно отрабатывать. Ведь боевые вертолеты стоят не мало. Tiger, например, один из самых дорогих вертолетов, более $40 млн. Еще столько же придется "раскошелится" на эксплуатацию. За такие деньги можно построить (для тех же афганцев) газотурбинную электростанцию мощностью не менее 20 МВт. Кто может позволить себе Tiger? Самые богатые! Франция, Германия, Испания, Австралия. Как объяснить налогоплательщикам такие расходы? Вот и идут в ход красивые фотографии, красочные буклеты, захватывающие дух репортажи. Кинокадры о полетах над зеленкой, по руслам рек (ниже берегов) или вдоль дорог (на высоте окон автобусов) - привлекательнее любых самых красочных авиашоу. Зрители довольны.

Однако в жизни не все столь красиво и однозначно. В Афгане реально пашут ржавые от песка Kiowa, Chinook и Black Hawk. Садятся на ограниченные горные площадки, подбирают раненных с висения. А европейские Tiger - демонстрируют боевые возможности. Афган - выставка боевых возможностей. Для сравнения, среднемесячный налет OH-58D Kiowa Warrior - 96,5 час/мес., CH-47 Chinook - 67, UH-60 Black Hawk - 47, Tiger - 35. С августа до середины декабря три Tiger (пара + один запасной), налетали 500 часов. Далеко не массовая, даже не опытная эксплуатация (опытных прототипов было больше). Четверть века назад в Афгане рядовая двадцать четверка за год налетывала не меньше, но на передовицы центральных журналов не попадала. Раньше "Тигры" крутили фигуры на авиашоу и несли демо-потери (в Австралии), теперь шоу боевых вертолетов переместилось в афганское небо.

Почему? Если показывать, как работают транспортные машины не интересно (не стреляют). А вот полеты на предельной малой, со стрельбой, да еще в ночных условиях, вот это да! Тащить на внешней подвеске или садиться на площадку в Афгане в сто раз сложнее. Хорошо крутиться вне зоны досягаемости средств ПВО на удалении 2000 м. Фотографии, многочисленные интервью. Красота. Даже название красивое придумали "Отряд мушкетеров". Мушкетеры из Кабула - в международном аэропорту на бетонке, небольшая зона ответственности (меньше расход топлива, меньше взлетная масса, меньше нагрузки), работают в основном ночью. Что касается исправности, пусть не обманывает высокий уровень. На регламентные работы, а по существу, на ремонт через 400 часов наработки отправляются на родину. Аналогичная картина и с другими европейскими новинками ЕН101, ЕС725 и NH90. Кстати, не менее дорогущий и затратный в эксплуатации NH90, понес первые потери не на поле боя.

Долго ли средства налогоплательщиков будут выбрасываться на афганский ветер? Танцы с "Тиграми" будут продолжаться до выхода отрасли из кризиса. Нас ждут самые невероятные истории об успехах боевых машин, сопровождаемые уникальными кино- и фотокадрами на фоне Кабула, Джелалабада, Кандагара или Герата. Конечно, можно выиграть боевое столкновение "из-за угла", но как невозможно победить в войне "через замочную скважину", так же бессмысленны танцы с "Тиграми". Война - грязная, тяжелая работа, а для вертолетов и вертолетчиков - вдвойне!