helimen (helimen) wrote,
helimen
helimen

Category:

БЕЗОПАСНОСТЬ ПОЛЕТОВ ВЕРТОЛЕТОВ ЗАКЛАДЫВАЕТСЯ В ШКОЛЕ

d3.gif
«Вертолетные заметки» предлагают очередные размышления из архива Николая Павловича БЕЗДЕТНОВА обращенные к ученикам средней школы… 
Безопасность полетов остается приоритетом №1. Лучшие умы бьются в поиске решения проблем аварийности. По мнению Николая Бездетнова Н.П. безопасность полетов закладывается в… школе. Наша судьба зависит от школы.

УЧЕНИКАМ СТАРШИХ КЛАССОВ СРЕДНИХ ШКОЛ
Мне довелось быть участником мероприятия, проходившего в Люберецкой школе №20 и посвящённого дню памяти жертв катастрофы на Чернобыльской АЭС, спустя чуть более 30 лет (после трагедии). Ученики 9-11 классов хорошо организованными выступлениями предопределили глубину тематической серьёзности мероприятия. Много должного внимания было уделено мужеству, самоотверженности и героизму ликвидаторов общечеловеческой беды. Говорили и о всеобщей малограмотности в этой сфере специфических законов природы, некоторой растерянности в тактике ликвидаторских приёмов и методов. В итоге, из-за этого, и были неизбежны человеческие жертвы.


Когда представилась возможность, я рассказал об участии в ликвидационных работах сводной группы специалистов фирмы «КАМОВ» и её филиала «ФФУВЗ» из г. Феодосия, под руководством заместителя генерального конструктора И.А. Эрлиха. Благодаря особым способностям соосного вертолёта Ка-32 и лётчика Николая Николаевича Мельника, камовцы внесли уникальный вклад в общие ликвидационные усилия. За это, Николаю Мельнику было присвоено звание ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. Но я не об этом. Эта катастрофа очень в жёсткой форме высветила огромную роль в благополучном существовании человека и его человеческой среды фактора общего и личного уровня знаний, и самое главное, умения каждого человека пользоваться этими знаниями в индивидуальном плане. Это, несомненно, проистекает из приоритетного значения науки и школы, а далее из умения постоянно учиться на своем и обобщённом опыте, и дальнейшей его передачи в системе «СВЯЗЬ ПОКОЛЕНИЙ». Это потом.
А пока существуют многолетние различные изменения программ и методик школьного обучения без логически чётких объяснений авторов причин и целей, и, главное, отсутствие очевидных положительных результатов, связанных с этими изменениями. Можно предположить и надеяться, что, пока ещё, никто не осмелится и не сможет открыто требовать от средних школ снижения качества АТТЕСТАЦИОННОЙ ЗРЕЛОСТИ их выпускников, т.е. будущей зрелости граждан нашей страны. А тогда здравая логика предполагает и ответственность, и какие-то профессиональные инициативы в борьбе за это качество именно от школы, от опытных преподавателей. В этом случае, эту странную современную школьную ситуацию можно было бы в значительной степени нейтрализовать и значительно улучшить, специально привлекая внимание учеников к изучению математики, независимо от мнений каких-то странных авторов и каких-то не менее странных навязываемых программ и методов их выполнения.

Ясно, что главным ключом к успеху каждого ученика в этом плане будет его личная заинтересованность и целеустремлённость. Поэтому учеников надо увлекать не стандартными приёмами и темами, на которые у многих потенциальных «ЛОМОНОСОВЫХ», из-за различных методических внешних извращений, уже могло сформироваться устойчивое детское неприятие, а новыми оригинальными. Например, не нужно призывать изучать математику, а объяснять важную необходимость уметь правильно составлять и выравнивать левые и правые части уравнений в задачках с одним и двумя неизвестными. И объяснять жизненную, необходимость этого для каждого человека.

Мир, которому мы принадлежим, ЕДИН. Чтобы ученикам облегчить его познание, некоторые, наиболее осязаемые и освоенные законы природы и их внутренние взаимосвязи, люди разбили на школьные предметы для изучения. Научившись решать задачи, в условия которых могут одновременно входить и физика, и химия, и геометрия, и пр., и пр., ученик начинает слегка ощущать это единство Природы и строить в своём сознании наиболее длинные и наиболее правильные логические цепи. И начинает, при анализе возникающих окружающих его различных обстоятельств, многое предвидеть в принятии личных решений. В общем, в потенциале у преподавателей есть много различных, обязательно не навязчивых способов влияния на сознание ученика. Самым главным из них, считаю, умение наставника учителя подвести конкретного воспитуемого, обучаемого к собственному критическому осознанию не удовлетворённости своими мыслительными способностями, что неизбежно встревожит ученика, и это очень хорошо, т.к. это и является главным локомотивом на пути к личному умственному развитию. Даже очень грамотному преподавателю, хорошему детскому психологу это делать непросто, особенно в больших по численности классах, когда становится сложно организовывать и целенаправленно влиять на очень полезные межученические соревнования. Поэтому и «ЛОМОНОСОВЫХ» в нашей среде меньше чем хотелось бы и требуется по жизненным показателям. А вот, безосновательное самодовольство ученика, своевременно не замеченное и не разрушенное наставником, обязательно привнесёт во взрослое человеческое общество сильно не дообразованного. И, именно из-за этого, случаются различного рода катастрофы с немалым ущербом, не исправимым и ни чем не компенсируемым, т.к. любые исправления возможны только в отставшем от ушедшего вперёд времени. Упущенное и ушедшее вперёд время никому ещё догнать не удалось. И эту тенденцию НАВЕЧНОГО отставания при различных ошибках и упущениях можно только приостановить целеустремлённым повышением уровня школьного образования всего общества, ибо только оно, в условии природного мутационного процесса, способно выделять из себя настоящих (не поддельных) Ломоносовых. Можно считать, что количество различного рода катастроф и свершений в обществе находятся в обратной зависимости от уровня средне школьного образования.
Во взрослой жизни, инновационный рабочий серьёзный успех при одновременном обеспечении своей безопасности и окружающих участников, уверенно получается только там, где предварительно умеют находить связи между, как будто, самостоятельными и весьма удалёнными друг от друга элементами и явлениями природы, имеющими непосредственное и косвенное отношение к конкретной работе. Такое качество позволяет заблаговременно выстраивать длинные и верные прогнозы конечной результативности творческих рабочих процессов и создавать правильные пошаговые действия к намеченной цели и успеху.


Чтобы ещё более привлечь внимание к этой общественной архи серьёзной теме, предлагаю провести небольшое исследование. Итак. Если Вы найдёте (определите) человека, который устроил чернобыльскую катастрофу, и проследите, как он учился в средней школе, то наверняка обратите внимание на то, что он не умел правильно составлять уравнения и решать эти задачки. При этом, всякие маскировочные оговорки вроде «умел СРЕДНЕ» необходимо воспринимать как «НЕ УМЕЛ». Кстати, этот человек вполне мог иметь научное звание, и не одно.
Из-за достаточно малого времени общения с учениками я не успел им сказать всего, что хотел бы. Но общую картину того, что самой главной причиной, в большинстве катастрофических случаев, ошибок и различных не свершений, является давняя среднешкольная недоученность многих наших специалистов в части свободного и правильного составления уравнений, я, надеюсь, донести сумел. Считаю, что именно это умение вполне может являться верной предварительной оценкой способности конкретного человека правильно применять свои знания в своей жизни и работе. Отсюда же проистекает и настоящий успех в освоении программ высшей школы, грамотность и надёжность различных специалистов. И не только в технической среде.
Известно, что развитие и накопление основного умственного потенциала происходит в молодом возрасте, при различных умственных и напряжённых, в том числе, тренировках, точно так, как это происходит у спортсменов с наращиванием мышц перед будущими спортивными соревнованиями. Эта возможность личной терапии и предоставляется ученикам средних школ. А что стоит за конкретным выбором каждого, я постараюсь раскрыть на примере нашего, очень не простого, авиационного бытия, которому я посвятил всю свою взрослую жизнь.


Лётная профессия невероятно привлекательна вообще, и ещё больше, когда человек впервые прочувствовал, что-то, птичье, самостоятельно и свободно управляя своим собственным полётом в бескрайнем воздушном пространстве. При этом, почти у каждого молодого человека изначально присутствует сильная переоценка своих способностей. Всё это приводит к тому, что в авиации оказывается большое количество пилотирующих лётчиков с огромным разбросом их пилотажных потенциальных возможностей, прямо зависящих от уровней их физико-математических, в большей степени, школьных знаний. И начинается, среди них натуральный естественный отбор, замаскированный под СУДЬБУ, не подлежащую глубокому анализу и пониманию. Дело в том, что за относительно не сложном освоении пилотажного искусства, в реальных многолетних полётах прячутся вероятности неожиданных возникновений, хотя бы одного, из бесконечного ряда возможных различных сочетаний не благоприятных обстоятельств. Всё это предвидеть и заранее оттренировать свои действия на стендах нереально, но мысленно, самые тяжёлые возможные случаи и свои действия при этом, продумывать необходимо. Кажется, вероятность возникновения таких случаев очень мала, но практика показывает, что каждому лётчику, в течение его многолетней работы приходится сталкиваться с подобной оказией, хотя бы один раз. И вот тогда, когда перед ним неожиданно возникает дилемма «БЫТЬ ИЛЬ НЕ БЫТЬ», он обязан, ради сохранения жизней служебных, гражданских пассажиров и своей, да и ради дорогостоящей техники, разрулить ситуацию профессионально максимально безопасно. Но это возможно только тогда, когда лётчик, когда-то проигрывая в своей голове различные полётные ситуации, продумал и близкую к этой. Вот для чего лётчику нужны знания и развитая умственная и мыслительная способность до верного их использования. Практически это умение составлять в голове длинные и прочные (не разрывные) логические цепи с чётким видением конечного результата. Можно сказать, что в авиации знания и, на их основе, умение заблаговременно думать и продумывать различные сложные ситуации, как нигде, играют «СУДЬБОНОСНУЮ» роль. И ещё.

Пилотам приходится постоянно находиться в динамичных контактах с различными законами природы, ещё во многих случаях неосмысленными и непонятыми нашими специалистами. Кроме этого, некоторые конструкторы авиационной техники, пользуясь своей руководящей возможностью и стремясь к более простому решению своих конструкторских проблем, а где-то к личной экономической выгоде, принимают решения по наитию, т.е. игнорируют рекомендации своих лётчиков-испытателей опытных заводов по оформлению кабин пилотов. В таких случаях в конструкциях не редко создаётся эргономическое не соответствие с человеческой психологической сутью. В качестве примера приведу следующую ситуацию.

Американцы создали авиагоризонт с символом Земного шара, подвижного на индикационном поле прибора, а, значит и в пилотской кабине, и назвали это «ПРЯМОЙ ИНДИКАЦИЕЙ». Так, например, при движении летательного аппарата (ЛА) в правый крен, приборный Земной шар движется влево, и так по всем каналам приборного пространственного положения. По сути, следящие элементы авиагоризонта (что видит лётчик и на что реагирует управлением в приборном полёте) двигаются в противоположных направлениях истинным изменениям угловых положений ЛА в пространстве. Создатели этой индикации полагали, что лётчики в приборном полёте будут видеть не движения символа Земного шара в неподвижном индикационном поле авиагоризонта, а, наоборот, - движения индикационного поля и всего интерьера кабины, и, разумеется, самих себя относительно неподвижного символа Земного шара. Придумано красиво и у многих это получается, но только в спокойной обстановке и стандартных (знакомых, привычных) условиях приборных полётов.

Но дело в том, что природа вооружила всё живое на Земном шаре своим законом быстрых инстинктивных реакций на все неожиданные и опасные внешние проявления и движения. Это свойство всем помогло выжить в условиях естественного отбора и где-то в человеческом организме тоже сильно закрепилось. И это, естественно, стало проявляться у лётчиков в моменты неожиданных возникновений, так называемых, «ОСОБЫХ СЛУЧАЕВ», т.е. реально опасных явлений для продолжения полёта. И вот именно в таких случаях, лётчики, полностью мобилизуя все свои психологические способности в условии стресса и огромного дефицита внимания, переключаются на инстинктивные реакции и действия. Это значит, что, в такие моменты, человек не способен подвижный следящий элемент на индикационном поле авиагоризонта с ПРЯМОЙ индикацией представлять как не подвижный символ Земного шара, а представляет его как не согласованное опасное положение или движение, которое инстинктивно нейтрализует. У чрезвычайно занятого лётчика нет возможности даже проконтролировать и исправить результат своих неверных действий вплоть до катастрофы по причине полной потери пространственного положения. Этот авиагоризонт с убийственной ПРЯМОЙ индикацией давно придумали и сумели внедрить практически во всём мире американцы, у них и наибольшее количество авиационных катастроф из-за этого. Но, после перехода на американскую индикацию, типовые катастрофы поселились и у нас, в основном при приборных ночных полётах, в СМУ или днём при неожиданных утерях видимости закабинного пространства. Я считаю, что причиной этих, очень не малых человеческих и различных других потерь, является безумное стремление предпринимателей конструкторов к сверхприбылям. Они увидели в изготовлении механических этих, весьма опасных, авиагоризонтов в несколько раз меньшие затраты, по сравнению с авиагоризонтами «ОБРАТНОЙ» индикации, у которых управление движениями и положением следящих элементов на индикационном поле гармонично с управлением и поведением реального ЛА в пространстве, и, главное, всегда совпадает с природными инстинктивными реакциями. Полагаю, менеджеры, в конце концов, разберутся. Ещё сумели бы правильно учесть цену очень немалых человеческих жизней, особенно, когда катастрофы случаются с большим количеством пассажиров.

Кстати сказать, постоянное и многозатратное обучение лётчиков пилотированию в ручном варианте в СМУ по авиагоризонту с прямой индикацией выглядит, как упорная, но абсолютно не достижимая попытка отменить и заменить природные инстинкты. Эта мера, именно из-за этого, никак не сможет уменьшить количество этих специфических катастроф. С этим авиагоризонтом описанная неприятность может случиться с лётчиком любой высокой квалификации, дело только в величине степени сложности, возникшего «особого случая» при полёте в СМУ. Но, точно такая же степень сложности ОСОБОГО СЛУЧАЯ не сможет погубить лётчика гораздо меньшей квалификации в тех же условиях с авиагоризонтом «ОБРАТНОЙ ИНДИКАЦИИ», именно из-за идентичности знаков и гармоничности движений следящих элементов с движениями реального ЛА в пространстве.   

Я описал только одну из рукотворных проблем в нашей авиации, но самую странную и опасную. Авиагоризонты с «ПРЯМОЙ» индикацией родились видимо, в период полного отсутствия представления об авиационной психологии. Истинная причина этих типовых катастроф очень тщательно скрывается, думаю, что, именно, из-за больших и бестолковых жертв, своих граждан, брошенных на алтарь чьих-то личных сверхобогащений.
В этой обстановке, чтобы быть надёжным и не опасным для окружающих, кроме птичьих превосходных пилотажных навыков, лётчику нужно и многостороннее понимание и, где-то, предвидение причин и существа, часто меняющихся окружающих обстоятельств. При этом, если упростить, обезопасить устойчивую негативную ситуацию в общественном смысле не представляется возможным, то всегда остаётся возможность её максимальной нейтрализации и приспосабливания к ней в личном плане. Но человеку, если он не вундеркинд от природы, для этого нужны, как минимум, хорошие навыки в составлении уравнений в средней школе. Именно это, в самый ответственный момент ученической жизни, учит, тренирует и вооружает сознание обширным материалом для различных аналитических приёмов. А позже, в динамично изменяемых жизненных обстоятельствах, позволяет видеть, предвидеть физические, достаточно глубокие связи и своевременно, максимально верно понимать: что, где, как, почему и что нужно было делать прежде, и конкретно сейчас, без какой-либо растерянности в любой обстановке.
Можно предполагать, что ситуация подобная авиационной имеет место и в других областях нашей хозяйственной деятельности, где достаточности в уровне профессионального образования коллектива так же быть не может. КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ.


Становится понятным и то, что потенциал успешной научной среды будет в большей степени зависеть и от прошлых физико-математических успехов её членов в средней школе, а, отнюдь, не от дипломированных назначенцев без хорошего среднего образования, что, при желании, легко определяется.
Кстати сказать, о том, что, хорошо прочувствованное и осознанное упущение в средней школе, взрослый человек может легко устранить, если найдёт в себе мужество и упорство вернуться к задачнику восьмого класса начала «пятидесятых годов» прошлого столетия. Такой приём может значительно улучшить творческую судьбу в любой профессии.

11.03.2021 г.                                     Заслуженный лётчик-испытатель  /Бездетнов Н.П./
Tags: аварийность, бездетнов, безопасностьполетов, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments