?

Log in

No account? Create an account

helimen


Вертолетные заметки Евгения Матвеева


Previous Entry Share Flag Next Entry
АКТИВНАЯ ВНЕШНЯЯ ВЕРТОЛЕТНАЯ…
helimen
600


 

Вполне естественно, что вслед за внутренней вертолетной политикой (см. «Вертолетная национальная идея» Е.М.) должна была последовать внешняя. Однако все никак не складывалось, пока из порта Калининграда не вышел транспорт Alaed и не взял курс на Сирию. Три отремонтированных транспортно-боевых вертолета Ми-25 на борту судна так всколыхнули весь мир, что сама госпожа Клинтон возмутилась. Морская эпопея трех вертушек мгновенно превратилась в новость №1. Сообщения СМИ держали всех в напряжении. Почему? Да потому что вертолеты давно превратились в серьезный инструмент внешней политики любого государства. В короткие сроки роль и значение вертолетов настолько изменились, что с влиянием винтокрылой техники на мировое сообщество уже нельзя не считаться. Вертолеты везде. Арктика, Антарктида, Африка, Афганистан (только на А)… на нефтяных платформах, судах, автомобильных магистралях…          

Появившись гораздо позднее собратьев по оружию (ракет, танков, самолетов…)  вертолеты стали теснить их в списках военных закупок. Сегодня вертолеты один из самых покупаемых видов вооружений. В этом сегменте разворачиваются настоящие баталии с союзами и коалициями, с политическим, экономическим и прочим давлением, драмы с коррупционными скандалами, столкновениями личных симпатий и амбиций руководителей государств. В сплетении политики и закупок вооружений вертолеты вышли на первые роли. Вертолетные тендеры давно перешагнули рубеж в миллиард долларов. Решения о закупке принимаются на самом высоком политическом уровне (вопросы «закупать или не закупать» российские Ми-17 для афганских вооруженных сил обсуждаются в конгрессе США). На реализацию контрактов выделяются выгодные многомиллионные государственные кредиты. Кроме того, значительная доля вертолетов поставляется за рубеж. Среди заказчиков десятки стран. Где из разовых закупок вертолеты давно превратились в долголетние контракты на приобретение систем эксплуатации с полным комплектом услуг, включая лицензионное производство, ремонт и сопровождение эксплуатации. И все это  активно используется государствами производителями вертолетов и услуг для проведения тех или иных долговременных внешнеполитических шагов, в том числе и санкций (самый яркий пример – Китай).  

Все это не могло не привести к обострению борьбы за вертолетные рынки (читай за внешнеполитическое влияние). После развала Советского Союза настоящая схватка развернулась в странах Восточной Европы и СНГ. Здесь абсолютный лидер в производстве военных вертолетов – США стремятся разными способами разрушить сложившуюся постсоветскую вертолетную монополию. Любой ценой установить военно-политическое влияние, в том числе и через вертолеты. В качестве плацдарма для наступления выбран Южный Кавказ. Первый шаг – переход Грузии и Азербайджана на стандарты НАТО уже сделан.  Следующий шаг – Средняя Азия. Усиление позиций в Киргизии, Таджикистане, Узбекистане. Благоприятными факторами для продвижения в регион западной вертолетной  техники стали:

1. Сложная политическая обстановка.

2. Тлеющие военные конфликты в районах со слабой инфраструктурой. 

3. Вывод вооружений и военной техники из Афганистана, ремонт и модернизация которых без участия США не обойдется.

В разворачивающейся борьбе за влияние на постсоветском рынке вертолетов значительная роль отводится Украине. С одной стороны, Украина  располагает избытком вертолетных мощностей (разработки, производства, ремонта вертолетов, двигателей и оборудования). А с другой стороны, в новых экономических условиях – испытывает серьезные финансовые трудности. Военно-техническое сотрудничество в вертолетной сфере для Украины  имеют особое экономическое значение. Каким будет направление движения пока не ясно. Но уже первые шаги заставляют задуматься. Украина не забывает Грузию (осуществляет ремонт и модернизацию грузинских вертолетов) и предпринимает попытки кооперации с Азербайджаном. Нереализованный потенциал вертолетных продаж и технического сопровождения эксплуатации будет постоянно искать выход. Поэтому, несмотря на все разговоры о едином языке, исторических традициях и общем прошлом, в своем стремлении преодолеть комплекс «младшего брата» Украина способна превратится в серьезного конкурента и активного проводника западных вертолетных технологий. Аналогичная ситуация развивается в Казахстане, но там ниже потенциальные возможности. Например, сборочное производство на 12-15 вертолетов ЕС в год (с выходом в Монголию). Здесь организуется В результате, мы получаем соперников не только в дальнем, но и ближайшем окружении, и даже у себя дома, непосредственно в РФ. Соперничество на вертолетных рынках плавно перетекает на рынки вертолетных услуг. На юге Европы, в Африке, Афганистане… разворачиваются жесткие схватки, в которых в одиночку бьются наши вертолетные компании, бессмысленно теряя вертолеты и экипажи. Игра в конкуренцию контрпродуктивна и ни к чему хорошему не приведет. Нам нужны такие правила игры, по которым даже ближайшие соседи не ущемляли наши национальные вертолетные интересы, сохраняли и развивали традиции российского вертолетостроения. Нам есть, чем гордиться. И пока у нас есть, что предложить. Но мир вертолетов стремительно меняется. В новых условиях (поляризации/интеграции и роста значения вертолетов) на первый план выходит политическое управление вертолетными интересами, опирающееся на научную основу. Необходима новая внешняя вертолетная политика со своей «стратегией, оперативным искусством и тактикой», с принципами, акцентами, влиянием и отстаиванием интересов. Если вертолеты работают на политику, значит, и политика должна работать на вертолеты. Государство, как субъект внешней вертолетной политики, должно подумать о рычагах и динамике ее реализации. К сожалению, создаваемая  система управления с дублированием функций и разрешительно-запретительным механизмом лишает гибкости и оперативности. Вертолетосроение теряет темп. Вновь создаваемые структуры не придают развития. Рост, о котором так много говорят, достигнут за счет советских наработок. Для развития нам нужны инвестиции в кубе: инвестиции в мозги (НИОКР), инвестиции в качество (Производства и Ремонта), инвестиции в гибкость и оперативность (Сопровождения эксплуатации).

Чтобы вертолеты действительно превратились в эффективный инструмент внешней политики, государству нужно «не бояться» работать этим инструментом (это как с хирургическим скальпелем, самые смелые решения лишь в умелых руках способны дарить жизнь). Вместо «бюджетных вливаний» (по принципу: «выделил-забыл») активнее включаться и максимально использовать государевы возможности и ресурсы общества для развития (разгона) ключевой отрасли. Роль государства в управлении той или иной отраслью – величина переменная. А вертолеты сегодня – слишком серьезно, чтобы отдавать на откуп… Без профессионалов разработки и строения вертолетов, без носителей «русской» вертолетной культуры, без активной, научно обоснованной внешней вертолетной политики мы обречены.