?

Log in

No account? Create an account

helimen


Вертолетные заметки Евгения Матвеева


Previous Entry Share Flag Next Entry
Ветер против Вертолетов
helimen
 


Случай из жизни. На Дальнем Востоке сильные ветры не редкость. Обычно они начинаются в марте и с переменной интенсивностью дуют несколько месяцев. Люди ко всему привыкают, привыкают и к сильным ветрам, поэтому, когда из метеослужбы поступает очередное, «сто первое» штормовое предупреждение, все реагируют спокойно. Однако в этот раз природное беснование было какое-то необычное. Рабочий день уже закончился, и мы возвращались с аэродрома домой. В жилом городке пыль с песком поднималась выше крыш пятиэтажных домов. Завывая, ветер ломал ветки деревьев и срывал листы шифера. По земле катались пустые банки и бутылки, раздавался звон разбитого стекла, хлопали двери подъездов… «Запахло» бедой. Мы бросились обратно к вертолетам. На аэродроме двигаться можно было лишь «по течению». Когда «приплыли» на стоянку, первое что увидели, как ветер сбил с ног ДСП (дежурный по стоянке подразделения - в его обязанности входит охрана воздушных судов), и катил его словно куст по пустыне. Кувыркался ДСП до забора аэродромного ограждения, где мы его поймали и поставили на ноги. И тут перед нами открылась сюрреалистическая картина: вертолеты, в каком фантастическом танце, размахивали и кружили лопастями, один из них медленно катился по рулежке, пока не съехал на землю. Слава богу, что не перевернулся. Потом старожилы рассказывали, что однажды ветер так раскрутил несущий винт тяжелого транспортного вертолета Ми-6, что тот оторвался от земли и пролетел несколько метров. Не знаю, правда, это или нет, но тогда мы были словно под гипнозом. Нас охватила какое-то странное сочетание волнения, быть может, даже страха и… любопытства.  
Представьте себе аэродром, на котором базируется боевой вертолетный полк - около шестидесяти бортов, и в разных концах, периодически взлетают и падают вниз лопасти и не важно, какого типа вертолет. Причем ветер ведет себя странно, не наскакивает сразу на все вертолеты подряд. Сначала он выбирает себе «жертву», делает несколько, казалось бы, «незначительных» рывков, от которых словно старая бельевая веревка одним махом обрываются швартовки. Лопасти начинают делать маховые движения с возрастающей амплитудой. И в какой-то момент одна из лопастей несущего винта (НВ) становится вертикально и замирает в верхней точке. Проходит несколько секунд, а может быть больше. Затем она со всего маху бьет о землю и переламывает лонжерон. Лонжерон, который выдерживает аэродинамические нагрузки в несколько тонн, ломается как спичка. Все! В этот момент наступает ощущение полной беспомощности. Понимаешь, что происходит непоправимое, но сделать ничего не можешь. Даже если схватить за оборванную швартовку, уже ничем не поможешь, удержать лопасть невозможно. А ветер выбирает себе уже следующую «жертву», то в одном месте аэродрома, то совершенно в другом. Он как будто бы играл с нами в прятки. Оставалось лишь ждать, когда же он наиграется. Бесновался ветер недолго (около часа, а может быть больше, время пролетело незаметно). Когда все неожиданно стихло, было уже темно, осмотр решили перенести на завтра. С рассветом перед нами открылась страшная картина вчерашнего побоища: около десятка бортов было выведено из строя. Ни одна самая современная ПВО противника не сумела бы в столь короткие сроки расправиться с вертолетным полком. В штабе беспрерывно разрывались телефоны: «Почему не зашвартовали, почему не поставили струбцины…» И никому не возможно было объяснить, что ничего не помогло, ни швартовки, ни струбцины на автомат перекоса (АП), ни увеличение угла атаки лопастей, путем поднятия ручки «шаг-газ». В тот день и час ничего не способно было противостоять страшной силе природы, перед которой вертолеты и люди оказались бессильны. Интересно, что, несмотря на жуткую картину с лопастями несущего винта, оказалось, что наиболее подвержены воздействию ветра (менее живучи) автоматы перекоса, особенно - вертикальные тяги поворота лопасти, но самое слабое звено – это хомут крепления серьги поводка. Вроде бы на вертолете все цело, лопасти НВ, втулка НВ, и даже тяги, а половинки хомута еле заметно, но погнуты. Итог неутешительный - менять.  
На море воздействие ветра на вертолеты усугубляется ходом и качкой корабля, влиянием надстройки и края палубы… По рассказам пилотов вертолетов SH-60 «Sea Hawk» (чуть меньше нашего Ми-8) американских ВМС, при посадке на авианосец в условиях сильного ветра на выключении лопасти НВ, совершая маховые движения, так изгибаются, что касаются палубы, пугая «морских волков». У наших корабельных Ка-25/29 наблюдались случаи разрушения лопастей (схлестывание между собой или соударение с антенной кабины). На выключении в результате попадания в резонанс лопасти даже отрывались. В практике вертолетных перевозок встречаются происшествия, когда порывы ветра и невнимательность становились причиной поражения пассажиров вращающимися винтами. 
Ветер не щадит ни гражданских, ни военных, ни легкие, ни тяжелые вертолеты. Разрушительное воздействие ветра обусловлено сочетанием большой группы переменных факторов. Это как уравнение с множеством неизвестных, которое нужно решить здесь и сейчас. Явление, требующее самого пристального изучения и отработки методов и способов, как противостоять этой страшной силе природы. Незнание механизма возникновения и способов преодоления порождает страх и неуверенность в своих силах. Если не уверен - проиграл.