helimen (helimen) wrote,
helimen
helimen

Categories:

В АВИАЦИИ НЕТ МЕЛОЧЕЙ. «КАК МАЛЕНЬКИЙ ДАТЧИК ПОГУБИЛ САМЫЙ БОЛЬШОЙ ВЕРТОЛЕТ»


4 июля 2014 года на большом аэродроме Хабаровск (Центральный) в присутствии инженерно-технических, аэродромных спасательных и прочих служб, в окружении сочувствующих и зевак сгорел стратегический тяжелый транспортный вертолет Ми-26Т RF-31351 МЧС России.
Гордость нашего вертолетостроения сгорела быстро, бессмысленно и глупо. Что касается «быстро», вертолеты горят очень быстро, потушить сложно. Кажется, что еще несколько минут назад здесь стоял винтокрылый белоснежный гигант-красавец, взрыв, черный дым, столб пламени (через две минуты гигант завалился на бок). И его больше нет. И не будет.
Сгорел «бессмысленно и глупо». Вертолет готовился к перелету в Новосибирск на ремонт. Были установлены дополнительные топливные баки. Загружен. Осталось только дозаправить топливом. В ходе заправки произошло возгорание. Очаг пожара находился на борту вертолета, во внутреннем объеме ДТБ. Наиболее вероятной причиной воспламенения топливовоздушной смеси керосина с воздухом от воздействия искр от короткого замыкания внутри неисправного датчика сигнализатора ДСМК8А-5, который мог иметь нарушения герметизации. 
Конструктивно датчик ДТБ установлен в «ванночке», в случае заполнения ее водой, верхняя часть датчика (вместе с ШР-ом) обречена на длительное пребывание в воде. Правда, предусмотрена заглушка, которая должна защищать его от влаги. Однако в эксплуатации заглушки на вертолетах отсутствуют (теряются). При понижении температуры вода замерзает и расширяясь приводит к разрушению элементов датчика. Короткое замыкание от электрической бортовой сети вертолета. Воспламенение топливовоздушной системы. И пошло, и поехало.
В 2013 году на вертолете выполнялись регламентные работы, в ходе которых должна была проводиться проверка топливной системы, в том числе ДСМК8А-5. Можно предположить, что проверка работоспособности не проводилась… Из 7 обследованных датчиков-сигнализаторов – пять оказались неисправными, а два – аварийными (с нарушением герметизации) …  
В каждой «глупости» есть сермяжная правда. Мелочь, на которую никто не обращает внимания, до тех пор, пока она, как назло, возьми, да случись. В авиации нет мелочей. Есть ответственность и принципиальность, а есть, как говаривал мой дед – безалаберность. Один сконструировал топливные баки так, что вода в месте установки датчика собирается. Другие не обратили внимание, или не захотели обратить внимание, что вода собирается. Вот вода и замерзла (Хабаровск – это вам, не Сочи). А датчик возьми и тресни. И опять не обратили внимания. Подумаешь, датчик не работает, это дополнительные топливные баки, когда они еще потребуются. Если только дальний перелет или в ремонт гнать, а это когда еще будет. Все и сошлось: в ремонт, баки установили, начали заправку, пары топлива, искра, взрыв и пожар. А дальше вы знаете. Вместо ремонта – на свалку!
Авиационную технику, как ребенка, любить нужно. Не бросать, где попало и не дергать каждую секунду поцелуйчиками. Любить – это значит заботиться, давать возможность для самостоятельных шагов, но никогда не переступать грань (где можно, а где нельзя). Наши вертушки обладают уникальными возможностями прощать преступающих эту грань, но бесконечно это продолжаться не может. Так и случаются трагедии большие и маленькие. Потеря вертолета – это всегда трагедия, а потеря Ми-26 – это национальная трагедия.
Действительно, здесь не бывает мелочей. Но это совсем не значит, что летать нельзя. Это значит, нужно постоянно искать причинно-следственную связь. Отвечать самому себе на вопрос, к чему это может привести? И как сделать так, чтобы подобное не повторилось.     
Tags: датчик, ми26т, мчс, пожар, хабаровск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments